Информация о Турции


Посольство России в Турции
Посольство Турции
Таможня в Турции
Валюта Турции
Необходимые телефоны
Климат в Турции
Транспорт в Турции
Прокат автомобиля в Турции
Правила вождения в Турции
Коды автом-номеров Турции
Погода в Турции
История Турции
Флаг и герб Турции
География Турции
Население Турции
Религия в Турции
Обычаи и нравы в Турции
Праздники Турции
Медицина в Турции
Виза в Турцию
Телефонные коды городов Турции
Флора и фауна Турции
Важно знать в Турции
Магазины и покупки

Политика

Эксклюзивное интервью для журнала Генерального консула Генконсульства России в Стамбуле Сергея Васильевича Величкина.

Генеральный консул Генконсульства России в Стамбуле Сергей Васильевич Величкин.

-Сергей Васильевич, какова Ваша оценка нынешнего состояния российско-турецких отношений?

Российско-турецкие отношения явно находятся в настоящее время на подъеме. Думаю, это связано с тем этапом, который каждая из стран переживает сейчас в своем внутреннем развитии. Я не буду подробно останавливаться на их характеристике, потому что ваши читатели наверняка хорошо знакомы с этими темами. С одной стороны, я, как человек, живущий в Турции, знаю, что, по мнению большинства наблюдателей, страна выходит из экономического кризиса, расправляет крылья, подумывает о том, чтобы всерьез примериться к своему членству в Евросоюзе.. Это уже говорит о таком этапе, который требует новых внешне политических осмыслений. Что касается России, то у нас не так давно было сделано по сути подведение итогов развития страны за последние годы Президентом В.В. Путиным в его послании к Федеральному Собранию вскоре после недавнего вступления во второй срок пребывания на посту главы государства. Там давался перспективный показ того, как Россия мыслит себя в современном мире, и есть много совпадающего с распространенным в Турции видениям.
Те задачи, которые решают оба государства во внутренней сфере, предполагают обеспечение внешнеполитических условий, и прежде всего: мира, стабильности в регионе. И в силу самого геополитического положения наших стран, каждая из них выиграет много в решении этих задач, взаимодействуя с другой. Регион у нас в сущности один – это большой евразийский регион. Россия и Турция – две страны, имеющие обе уникальное, но совпадающее положение: они расположены в Европе и Азии. Причем исторически. Такое положение создает большие возможности в современном мире, но в то же время и большое давление обстоятельств. Это прежде всего объясняет, по большому счету, растущий взаимный интерес, растущий друг к другу, и взаимодействие. А конкретно сказанное проявляется в том, что довольно стабильным, устойчивым стал наш политический диалог. Это прежде всего контакты на высшем уровне. Я имею в виду не только визиты - визит премьер –министра Т.Эрдогана, который состоялся накануне занятия им этого поста, и визит президента В.В. Путина, который в повестке дня и, видимо, будет реализован по договоренности сторон в ближайшей перспективе. Следует учесть и постоянный телефонный контакт президентов, и встречи министров. Прежде всего, две поездки министра иностранных дел А.Гюля в феврале и мае с.г. в Москву. Последний его приезд не был официальным визитом, но тем не менее включал общение с главой внешнеполитического ведомства С.Лавровым, которое затрагивало актуальные для двух стран проблемы. 15-16 июня с.г. в Стамбуле уже находился и С. Лавров, который принял участие в сессии министров иностранных дел Организации Исламская конференция. Состоялась двусторонняя встреча российского и турецкого министров иностранных дел.
Такие частые контакты на высоком политическом уровне говорят о том, что стороны не ограничиваются обменами опытом общего плана. Речь идет о взаимодействии по актуальным для обеих стран и всего мира проблемам. У нас регулярные контакты и по линии других министерств, ведомств, неправительственных организаций, частных предпринимательских структур. Неуклонно растет товарооборот двух стран: он достиг по итогам прошлого года порядка 6,5 миллиардов долларов. Но если мы при этом учтем еще ту торговлю, которая ведется по неофициальным каналам, так называемую «челночную», то мы должны прибавить еще сумму порядка 3 миллиардов долларов. А если же учесть мощное нарастание туристического обмена между обеими сторонами, главным образом из России, хотя и турецкий туристический поток тоже растет, чему мы здесь в генеральном консульстве свидетели, то платежный баланс между двумя странами значительно внушительнее, чем я назвал, ведь российские туристы - это 1200 000 человек, согласно статистике за прошлый год, практически в полтора раза больше, чем в предыдущем году. А это означает, что достаточно существенные суммы в твердой валюте переместились из России в Турцию, и они приплюсовываются к указанному балансу.
Осуществляется значительный культурный обмен. Как свежие примеры - недавно прошли дни культуры Турции в России, которые включали гастроли в Москве известного турецкого певцаТаркана, а в концертном зале «Святая Ирина» в районе Топкапы Стамбула на днях в рамках 34 фестиваля прошло выступление российского виртуоза Плетнева.
Сложно перечислить даже ключевые мероприятия по обмену в области культуры, спорта, журналистские и писательские конференции и т.д. Сложилась уже ткань общения на народном уровне, появилась та логика саморазвития, которая не требует подталкивания сверху, она сама подбирает и рождает народные инициативы, на которые откликается власть, а власть и с той, и с другой стороны решительно заявила, что она за развитие двусторонних отношений.

-Какие, на Ваш взгляд, наиболее значимые проекты реализуются между Россией и Турцией как в плане двусторонних контактов, так и в региональном формате?

Есть знаковые проекты. Прежде всего, это известный проект «Голубой поток» - поставка в Турцию российского природного газа по трубопроводу, идущему по дну Черного моря. Этот газ будет дополнять и расширять те поставки газа, что уже давно идут по западному маршруту. Западный поток - это порядка 13 млрд. кубометров в год газа - на сегодня основной источник энергии во многих городах, на промышленных объектах Турции. А теперь, когда гораздо восточнее, в центральные районы Турции придет газ через «Голубой поток», мы действительно вступаем на путь, который нас приведет в не столь отдаленной перспективе к поставке ежегодно порядка 30 млрд. кубометров газа. Данный проект влечет за собой другие: возникает вопрос, как с помощью этой энергетической базы расширять производство в Турции и как в этом может участвовать Россия. Есть план строительства нефтехранилищ, теплоэлектростанций на газе и другие проекты.
Если говорить о турецких знаковых проектах в России, то наши турецкие друзья преуспели прежде всего в строительстве. С конца 80-х годов турецкими фирмами оно активно ведется в России на подрядной основе. Есть великолепная сеть магазинов «Рамстор», которые вошли в быт нашей столицы и в котрых покупает продукты значительная часть москвичей. На сегодняшний день построено больше 20 «Рамсторов», в том числе и в других городах России.
Следует назвать и архитектурные сооружения, которые украсили Москву, Ростов, Тюмень и другие российские города: административные здания, театры, Дом музыки в Москве, торговые центры, спортивные сооружения, отели, жилые здания, с которых, собственно, все и начиналось. Общая сумма всех этих подрядов составляет около 13 млрд. долларов, это довольно значительная сумма. Строятся и промышленные предприятия. Это, например, предприятие по производству стеклотары во Владимирской области, пущенное недавно в строй, предприятия на юге нашей страны, в частности, в Ставрополе, и т.д. У нас большие перспективы, прежде всего по линии взаимодействия в деловых структурах, во взаимных инвестициях. Россия готова принять участие в реконструкции ряда предприятий в Турции, которые требуют этого, в том числе сооруженных еще в прежние времена при российском участии. Турецкие инвесторы готовы вкладывать свои капиталы в строительство предприятий в России. Много возможностей создавать совместные структуры, у которых большие перспетивы.
Я напомню о сотрудничестве крупной российской нефтяной компании «Татнефть» с турецким концерном «Zorlu». В приватизации компании TUPRAS возникли определенные проблемы, которые решаются в судах, но ответственность и авторитет этих деловых структур, а также недвусмысленная позиция правительства Турции, которую мы слышим в заявлениях официальных представителей, не оставляет сомнения, что эти недоразумения будут в соответствии с турецким законодательством преодолены и сложности останутся позади и к обоюдной выгоде деловых партнеров и, в частности, Турции, которая нуждается в том, чтобы ее возможности в сфере переработки нефти улучшались на новой технологической основе. Ее интересы будут встречены с пониманием и удовлетворены. Это весьма позитивный фактор, что приближает новую фазу отношений, когда у нас будет масштабнейшее инвестиционное, технологическое, деловое взаимодействие.

-Какие наиболее крупные турецкие строительные компании работают на территории России?

Многие годы работают и пользуются большим авторитетом ЭНКА, КОЧ ХОЛДИНГ, АЛАРКО и другие. Сейчас есть немало и менее крупных фирм, которые успешно зарекомендовали себя в России.

-Как решается вопрос с выездом рабочих турецких строительных компаний для работы по найму? Дело в том, что в редакцию нашего журнала поступила информация о том, что существуют сложности с оформлением таких виз со стороны России.

Это сложная проблема и она имеет несколько граней. Затрагиваются сложности и весьма болезненно воспринимаемые российской общественностью. Дело в том, что на первом этапе рыночного развития российской экономики, в условиях правовой неурегулированности многих основных вопросов, у нас было случаев немало произвольного, хищнического отношения к трудовым мигрантам. Российская общественность не намерена больше терпеть, как массовое явление, беспорядочное использование рабочей силы из других стран, которую бессовестные посредники ввозили, беззастенчиво эксплуатировали и лишали каких-либо прав, что взращивало криминалитет, лишало возможности установить контроль за качеством работ, порождало массу сопутствующих социальных проблем. Общество просто потребовало от властей, чтобы был наведен порядок. Поэтому Государственная Дума, откликаясь на очень серьезное общественное давление со стороны организаций, печати, подготовила новые законы, упорядочивающие стихию. Речь идет о том, чтобы были гармонизированы все моменты, касающиеся прав людей, субъектов и объектов в трудовых отношениях, права компаний, была нормальная здоровая конкуренцияи и гарантия качества.
Во многом это относится к строительному бизнесу. В результате упорядочения законодательства, реорганизации миграционных и прочих структур у нас сейчас установился довольно жесткий порядок. Идет два процеса: с одной стороны, происходит чистка от наследия и путаницы постперестроечного периода, а с другой стороны, идет как бы установление на входе в новое экономическое пространство жесткого контроля. Порядок установлен таков, что органы Министерства внутренних дел отвечают перед обществом за то, чтобы фильтровать добросовестных подрядчиков, которые ввозят профессионалов, законопослушных людей, обеспечивают им нормальные условия труда и жизни и, помимо этого, чтобы обеспечивалась нормальная здоровая конкуренция с нашими фирмами. Я не имел ввиду, что такие проблемы возникали с турецкими подрядчиками, но законы для всех одни. Структура Мнистерства внутренних дел России (поскольку речь идет о масштабах страны с населением более 140 миллионов человек, которая занимает седьмую часть суши) сталкивается с определенными сложностями в данный момент, и эта работа будет четко отлажена только какое-то время спустя. Сейчас идет проверка регистрации фирм, выявляются нарушители. Россия не может себе позволить увеличить вдвое численность аппарата МВД, наоборот, происходит его сокращение. В данный момент в России проводится очень важная административная реформа - реорганизации всех государственных структур. Общественность требует одновременно и уменьшения бюджета и, особенно, сокращения бюджетных ассигнований на содержание государственного аппарата. Отсюда и объяснение сложностей, упомянутых в Вашем вопросе.
Практически ситуация такая: люди, которые выехали бы в Россию и попытались бы заняться работой, не имея на то оснований со стороны закона, очень сильно рискуют подвергнуться наказанию. Минимальное наказание – депортация, но возможны и штрафы, и тюремное заключение. Поэтому когда мы здесь, в генкосульстве, внимательно просматриваем документы и настаиваем на правильном оформлении приглашений, пресекая попытки выехать в нарушение закона, например в несоответствие с теми целями, что указаны в визовых документах, оформляемых нами, мы таким образом оберегаем людей от тех проблем, что их могут ожидать в России.
Дело в том, что те люди, которые выезжают на работу в Россию, не знают наших законов, а недобросовестные подрядчики вводят их в заблуждение, обманывают, вовлекая тем самым в правонарушения. И делается это, как правило, в интересах извлечения дополнительной выгоды. Что я имею в виду? Дело в том, что нормальное оформление занимает какое-то время, в течение которого фирмам, рекрутирующим рабочую силу, приходится идти на дополнительные расходы по ее содержанию . Некоторые фирмы хотят этих издержек избежать, чтобы сразу же отправить рабочих в Россию. Но они свои проблемы перекладывают на своих людей и на российские структуры.
В конечном счете мы руководствуемся просто законом. Путь здесь один, и он определен законом, а логика закона такова: тщательно отрабатывать свои сделки. Задумали партнерство, поинтересуйтесь, какие потребуются процедуры, сразу же сделайте партнеру заявку, чтобы он начал соответствующую работу в местных органах МВД. Ведь на самом деле, несмотря на то, что эта процедура увеличилась по масштабам, для всех проблемой не является. Мы все время оформляем визы, и люди едут в Россию, в том числе и для работы по найму, и все у них оформлено по правилам, потому что у них грамотный уровень штата, менеджеров, которые занимаются этими вопросами. Это качество их работы.
-Сергей Васильевич, в чем заключается работа Генерального консульства России в Стамбуле в плане насыщения двусторонних контактов и развития сотрудничества между двумя странами?
В наши задачи входит содействовать этим контактам. Консульское учреждение, в первую очередь , занимается защитой законных интересов российских физических и юридических лиц, решением всех вопросов по въезду на основании закона иностранных граждан в Россию. Это главное. Естественно, мы помогаем в контактах, и не только по части визовой поддержки. Поддерживаем деловые отношения с местными властями и неправительственными организациями, которым помогаем в развитии связей, налаживании контактов с соответствующими однопрофильными российскими организациями.
Но возможности наши весьма ограничены. Я имею в виду чисто правовой аспект. Не бывает, чтобы в государстве было несколько посольств одной и той же страны, оно всегда одно, вот в его задачи и входит выполнение такой работы. Наша же функция вспомогательная. И поскольку людей у нас мало и нет подготовленных кадров для данной сферы деятельности, всякая подобная работа занимает гораздо больше времени, да и по характеру ограниченна. Это может быть,скажем, простая проверка возможного партнера. Ведь порой среди людей, ссылающихся на благородную цель сотрудничества, объявляются просто непорядочные лица, дискредитирующие саму эту идею. А мы стоим прежде всего на страже интересов и законов России. В силу этих обстоятельств мы очень внимательно подходим к таким вопросам.
В связи с этим нам порой не удается действовать оперативно и достаточно масштабно, как того хотелось бы. Когда мы уверены, что речь идет о добросовестном партнерстве, всегда с готовностью помогаем. Оказываем помощь и нашим офицальным делегациям, когда получаем указания от московского руководства. Финансирование государственных структур - вопрос пристального общественного интереса. Министерство иностранных дел получает минимальное финансирование. За этим сторого следят депутаты Госдумы, счетная палата, которая постоянно проводит проверки - расходования средств в нашем ведомстве, пресса, общественность и у нас каждый рубль используется так, что мы с чистой совестью даем отчет о расходовании этих средств. Такая ситуация не предполагает патронирования каким-то структурам, оно исключает даже тень какой-то деятельности, которая создава бы какую-либо нечестную конкуренцию. Мы строго по закону соблюдаем интересы нашего государства.

-Какие направления сотрудничества между двумя странами не в полной мере развиты и имеют перспективу насыщения конкретными делами?

По большому счету у нас нет основания считать, что мы полностью образцово отладили сотрудничество в любой какой-то отрасли. Везде есть простор для развития. Но меня особенно угнетает то, что мы не можем воспользоваться теми возможностями, которые создает богатство наших культур. Представить российскую культуру, откликнуться на потребности турецкой просвещенной молодежи в изучении русского языка! Здесь еще предстоит создавать наработки.
Как эти проблемы должны решаться? Думаю, что главным инструментом здесь должны быть неправительственные организации, общественность, ведь в их распоряжении все больше информационных и технологических возможностей, учитывая развитие транспортных сетей, учитывая развития туризма, рост общего образовательного уровеня. Должный правовой климат уже существует в обеих странах. Другое дело, что обе они позже целого ряда других государств вышли на этот уровень.
Конечно, многое здесь зависит от законодателей, от практики применения законов. Пока НПО у нас еще недостаточно сильны. Поэтому приходится оглядываться на прежний опыт и думать о том, что здесь должны делать государственные структуры. А государственные структуры на сегодня, на этом направлении, применительно к России, еще недостаточно сильны. Общество это хорошо ощущает. Все хотели бы больше государственной поддержки культуре, но к сожалению, еще не получается с соответствующим финансированием.
Меня утешает то, что общественно значимые фигуры выступают энтузиастами развития подобных отношений. Я надеюсь на то, что их энтузиазм соединится с правовыми знаниями экспертов, и тогда можно будет создавать соответствующие структуры. Надеюсь и на то, что по мере укрепления экономики страны больше будет возможностей и у государства, чтобы создавать поддерживающие структуры. Такими структурами могли бы стать государственные культурные центры, действующие при посольствах, их филиалы при генконсульствах. К сожалению, я не могу сказать, что у нас это может быть создано завтра, хотя есть крупные подвижки по части принятия соответствующих решений, но не по части их имплементации. Главный вопрос, повторяю – финансирование. Надеюсь, что это дело не очень отдаленного времени.

-Есть ли вопросы или темы в российско-турецких отношениях, не позволяющие в полной мере развиваться двусторонним взаимодействиям, использовать потенциал двух стран?

Я бы не сказал, что в настоящем времени есть вопросы, блокирующие развитие наших отношений. Это осталось в прошлом. Сейчас у наших стран нет взаимных претензий.
С другой стороны, у России и Турции разветвленные отношения. Есть деловые структуры, которые имеют какие –то обязательства, в том числе финансового порядка друг перед другом. У них могут быть какие-то споры, поэтому мы создаем соответствующий межгосударственный правовой инструментарий. Например, мы несколько лет работаем над Соглашением О Взаимной Правовой Помощи. Почему так затянулось? Да именно потому, что это масшатабные отношения и нужно решать серьезные вопросы. А мелкие споры не тянут назад наши отношения и решаемы. Время от времени возникали какие-то ситуации, которые требовали принятие решения государственными структурами, вызывали необходимость переговоров, иногда детальных, продолжительных, например, решение вопросов при подписании контрактов, связанных с поставками газа по проекту «Голубой поток», по проблемам, связанным с приватизацией ТЮПРАША. Но это не были конфликты. Это ситуации, возникающие по ходу делового общения в силу масштаба и новизны каких-то проблем. Речь идет по сути о беспрецендентных по масштабам правовых и экономических действиях. Но это далеко от взаимных претензий и недоверия.
Чтобы была полная ясность, хотел бы кое-что добавить. Да, ощущается порой, главным образом в публицистике, некоторые остаточные явления былых имперских противостояний, которые не складывались как нечто оторванное, самодостаточное. Они были частью сложной системы межгосударственных отношений в Европе, в которой, и в этом есть своя логика, некоторые очень активные на европейской арене игроки важнейшей ипостасью своей внешней политики на протяжении столетий мыслили сталкивание России и Турции.
Речь идет об истории, которая документирована, в которой, благодаря работам исследователей, многие тайны постепенно приоткрываются. Очень многое из того, что лежало в основе многочисленных российско-турецких войн, - результат многочисленных же интриг других империй. Кто только не поставлял материалы для этих столкновений из крупных европейских «игроков»! Дело, конечно, прошлое. Однако историю нужно помнить, чтобы извлекать правильные уроки. Ведь в этой истории, очищенной от дипломатической интриги прошлого, очень много есть фактов, указывающих на способность наших народов, даже в те времена, в том числе и способность их руководства, царствующих домов, если угодно, когда возникала возможность выходить на очень эффективное взаимодействие, (например, как в период Ункяр-Искелесийского договора в 1833 году), которое тут же вызывало потрясающюю реакцию интригующих сторон и побуждало их к активным действиям. Это обстоятельство должно быть известно, и оно обнадеживает.
Я думаю, что мы сумеем, особенно сейчас, с присущим современности гораздо более динамичным, грамотным подходом, куда более глубоко осознать наши подлинные национальные интересы, свои возможности в мире и компетентно сформулировать их. На этой основе нам под силу преодолеть сложности сегодняшнего, также очень непростого мира, где тоже есть сюжеты, которые созданы не нами, не Турцией и не Россией, в том числе и в нашем близком окружении, а нам приходится их решать. Реальность сегодняшняя - это то, что мы способны говорить как государства друг с другом спокойно, откровенно, формулируя свои интересы, сопоставляя их, находить общие точки и параметры взаимодействия. Будем взаимодействовать и дальше, я в этом абсолютно уверен.

-И последний вопрос: вы знакомы с нашим журналом, читали его. Ваша оценка его и ваши пожелания?

Журнал я просмотрел и сразу все номера. Очень неплохая панорама. У меня сложилось впечатление, что журнал выбирает актуальные темы, что он интересен и своим выбором тем, и способом их подачи и доказал свое право на жизнь. Мне кажется, что общая интонация журнала будет востребована. Он делает полезную работу. Основное направление : откликаться на нужды дня, практические вопросы – это правильно, такой журнал должен быть. Я желаю вам больших успехов.

- Благодарю вас за интересное интервью. Сегодня прозвучали вопросы, которые интересны нашим как русскоязычным, так и турецким читателям. Задача нашего журнала: способствовать укреплению сотрудничества и дружбы между странами СНГ и Турцией, сделать их более надежныим, прозрачными и долговременными

  Архив журналов

Фото и видео турции