Отели Турции

• Отели Аксу(6)
• Отели Аланья(307)
• Отели Анкара(32)
• Отели Анталия(109)
• Отели Сиде(28)
• Отели Белек(58)
• Отели Бодрум(179)
• Отели Болу(4)
• Отели Даламан(1)
• Отели Дидим(14)
• Отели Испарта(2)
• Отели Картепе(1)
• Отели Кемера(86)
• Отели Паландокен
• Отели Памуккале(6)
• Отели Сарыкамыш
• Отели Улудаг(19)
• Отели Эрзурум(2)

Ататюрк Мустафа Кемаль

Ататюрк Мустафа Кемаль

Не смотря на все эти сложные условия, временное отступление, вера в то, что в конце концов над врагом будет одержана победа, никогда не ослабевала ни у Ататюрка, ни у других лидеров национальной борьбы. По мнению Мустафы Кемаля Паши: «Воюющая против нас греческая армия, в недалёком будущем будет ослаблена и её разгром станет возможным делом». Но самое главное условие успеха, была искренняя уверенность в таком исходе и для осуществления этого направление всех духовных и материальных сил на защиту родины.

Кроме того, не следует забывать такой факт, что армия должна была вступить в решающую схватку с врагом и нанести разгромное поражение не там, где бы этого пожелал сам враг, а там, где мы сами этого пожелали. С этой точки зрения отступление и сдача некоторых мест врагу не носили существенного значения. Обязанность солдат заключалась в исполнении приказов, без впадения в нерешительность. Но как бы там не было, не смотря на эту крепкую уверенность лидеров духовный спад, рожденный отступлением за Сакарью, присутствовал даже в Собрании. Потери, понесенные при образовании новой армии, это отступление вызвало обоснованную тревогу и беспокойство некоторых кругов, вольно или невольно потрясло общество.

В этих условиях 4 августа 1921 года на закрытом заседании Великого Национального Собрания шли жаркие диспуты по поводу введения военного положения и объявления должности главнокомандующего. Депутаты искали последний способ для взбодрения армии и спасения страны от нагрянувшей беды. Выход был найден в передаче управления армией непосредственно Мустафе Кемалю. Потому, что он не проиграл ни одного сражения, в которых принимал участие. По этой причине все выступавшие сошлись на том, что он должен быть назначен главнокомандующим. Как и его сторонники, так и оппоненты хотели, чтобы он стал во главе армии. Подавляющая часть меджлиса и все его сторонники сходились на мысли о том, что это единственный выход и что другого выхода нет.

Начавшееся на Собрании 4 августа 1921 года обсуждение этого вопроса, продолжалось и наследующий день с прежним пылом. Мустафа Кемаль Паша сначала не вступал в обсуждение. Но его молчание могло быть истолковано как безнадежное отношение к будущему, поэтому и при настоянии носителей народной воли, которые желали видеть его в качестве главнокомандующего, он внес в президиум Собрания такое предложение: «Я согласен принять должность главнокомандующего, предложенную мне всеми уважаемыми членами Собрания. Для получения полезного результата в самые кратчайшие сроки, для того чтобы поднять моральный дух и материальное состояние армии и усилить управление, я принимаю эту должность с условием использования полномочий, которыми обладает Великое Национальное Собрание Турции. Для того, чтобы еще раз в глазах народа доказать то, что я всегда был верным слугой национальной воли, я прошу также ограничить эти полномочия таким коротким сроком как три месяца».

Это предложение в связи с требованием передачи полномочий Собрания, вызвало некоторые возражения со стороны членов Собрания. Но состояние, в котором находилась страна, было чрезвычайным, и стоял вопрос жизни или смерти. В этих условиях обязанность, которую принял на себя Мустафа Кемаль, была действительно огромна и очень важна, другими словами, это было судьбоносное решение для турецкой нации. Существовал только единственный способ для того, чтобы принять самые верные, самые необходимые решения, находясь на фронте, это было возможно только с одновременным использованием полномочий Собрания.

И, наконец то, Собрание посчитало верным выполнить эту его просьбу. В результате обсуждений, 5-го августа 1921 года, Великое Национальное Собрание единогласно приняло закон, о назначении Мустафы Кемаля Паши на должность главнокомандующего, с условием передачи полномочий Собрания, при решении военных вопросов на срок в три месяца.

Главнокомандующий теперь составил план и принялся решительно его исполнять. Целью было поставлено принятие всех необходимых решений для достижения успеха в кротчайший срок. С этой целью 7-8 августа 1921 года он подписал 10 постановлений о «Национальном Налоге». Этими постановлениями в каждом районе страны были образованы «Комиссии по Сбору Национального Налога». С каждого дома для нужд армии собиралось по комплекту белья, паре носков и паре чарыков (вид кожаной обуви). Для обеспечения нужд армии у коммерсантов могло изыматься до 40% имеющихся товаров с условием оплаты после победы.

Всё население должно было сдать 40% зерна, животных и корма, опять же с условием оплаты после победы. Все оружие и боеприпасы, подходящие для использования в армии должны быть сданы в трехдневный срок на армейские склады. Должен быть составлен список всех кузнец, литейных и столярных цехов, промышленных мастерских и, таким образом, были определены их владельцы. Такими чрезвычайными методами вся страна была мобилизована для будущей победы. Главнокомандующий после принятия этих срочных мер 12 августа 1921 года прибыл из Анкары в штаб фронта в Полатлы. С этого дня Мустафа Кемаль Паша был на фронте и лично руководил турецкой армией.

Греческая армия 13 августа 1921 года начала новое наступление на позиции турецкой армии под Сакарьей. 15 августа 1921 года король Греции Константин отдал приказ армии «На Анкару!» Продвигавшиеся без остановок греки, захватив много городов и поселений, в конце концов приблизились к нашей оборонительной линии под Сакарьей.

23 августа 1921 года атакой греческих войск началась битва на поле под Сакарьей. На всей протяженности линии фронта велись ожесточенные атаки и контратаки. Греческие атаки во многих местах были остановлены нашими подразделениями, с нанесением тяжелых потер врагу. Но усиленные части греческой армии захватили наши важные позиции, приблизились к Полатлы и звуки орудий временами были слышны в Анкаре. Не смотря на прорыв многих наших оборонительных рубежей, каждая пядь земли защищалась с упорством, за каждым проигранным оборонительным рубежом строился новый, таким образом не давалась возможность для продвижения врага.

Ибо главнокомандующий выдвинул такую формулу военной стратегии: «Нет линии обороны, есть плоскость обороны. И эта плоскость вся родина. Каждая пядь родины не будет оставлена до тех пор, пока она не смочится кровью её гражданина. Поэтому любое и малое и большое подразделение может быть отброшено с находящегося рубежа. Но каждое подразделение, будь оно малым или большим, будет продолжать сопротивление на первой же позиции, где возможно укрепиться. Если соседнее подразделение вынуждено оставить занимаемую позицию, то видящие это полразделения не должны следовать их примеру. Каждый обязан сопротивляться и держаться до конца на занимаемой позиции».

Ататюрк Мустафа Кемаль

Это правило, поставленное главнокомандующим, имело большое значение с точки зрения управления войной, оно было в точности применено под Сакарьей и священные земли родины, были до конца защищены, используя тактику отхода с проигранного рубежа и без промедления основания нового рубежа. Враг воевал за каждую взятую высоту с мечтой об Анкаре, а Мустафа Кемаль Паша заманивал врага в священные пределы родины, для нанесения там последнего удара. Наконец сила вражеских атак стала ослабевать, он стал все медленнее и медленнее продвигаться вперед. Враг был действительно заманен в священные пределы Турции.

Теперь очередь атаковать была за турками. 10 сентября 1921 года начавшееся контрнаступление нанесло большой урон врагу, в результате этого наступления греки стали отступать на запад. В течение всей битвы не покидавший фронт Мустафа Кемаль Паша временами проходил на передовые и даже на линию огня.

Присутствие главнокомандующего рядом с атакующими подразделениями на самой передовой, личное наблюдение за сражением с линии огня, безусловно, подымало моральный дух офицеров и солдат. Это великое и кровавое сражение, получившее название «Битвы на поле под Сакарьей», длилось 22 дня и ночи и, наконец, 13 сентября 1921 года, после полного разгрома вражеских войск на востоке от реки Сакарья, завершилось крупной победой. После этого значимого и большого успеха Великое Национальное Собрание Турции присвоило главнокомандующему Мустафе Кемалю Паше звание Мюшира (маршала) и титул «Гази».

Результаты победы под Сакарьей проявились и в политической сфере. 13 октября 1921 года был подписан Карский Договор с закавказскими республиками, а 20 октября 1921 года Анкарский Договор с Францией. Проигравшие битву на поле под Сакарьей греки, отступили на линию Афьон-Эскишехир, они стали укреплять свои позиции для обороны, огораживая колючей проволокой некоторые наиболее важные места. У врага на этой широкой линии находилось три корпуса.

Отброс греческих войск с этой линии обороны был необходим для одержания окончательной победы турецкой армией. Только таким образом было возможно полное освобождение Анатолии от врага. С другой стороны и англичане, и греки, принимая во внимание трудности, которые переживало Анкарское правительство, тяжелое экономическое положение, в котором находилась Анатолия, не считали возможным новое всеобщее наступление турецкой армии, полагая, что после некоторого сопротивления будет призыв к подписанию мирного договора.

По этой причине они не стремились подписать мирный договор, пытались, сохраняя захваченные территории, выиграть время и считали это наиболее выгодным вариантом. Главнокомандующий Мустафа Кемаль Паша действовал реалистично, принимая во внимание эти грезы врага, продолжал подготовку к наступлению, но держал в глубоком секрете время и форму наступления.

И, наконец, используя все имеющиеся возможности, мобилизовав все духовные и материальные силы страны, принято решение о начале наступления. Но греческие подразделения продолжали сохранять свое превосходство как с точки зрения живой силы, так и с точки зрения оснащенности. План «Великого Наступления», разработанный до мелких деталей подробностей самим главнокомандующим и последующий план сражения, был сообщен ночью 27-28 июля 1922 года, созванным в Акшехире командирам армий. Были заслушаны также их предложения, и 6 августа 1922 года был отдан секретный приказ войскам западного фронта к «подготовке к наступлению».

В 5.30 утра 26 августа 1922 года с огневой поддержкой артиллерии с высот Коджатепе началось Великое Турецкое Наступление. Главнокомандующий в это время находился на Коджатепе. Наступление в короткий срок достигло успехов по линии железнодорожного сообщения Афьон-Конья. С юга этой линии наступала I-ая Армия, а с севера наступала II-ая Армия. Но вся сила удара была сосредоточена в районе I-ой Армии. Главнокомандующий Мустафа Кемаль Паша, с большой прозорливостью руководивший этим наступлением, в котором руководителем Генерального Штаба армии был Февзи (Чакмак) Паша, а командующим западным фронтом был Исмет Паша. I-ой Армией командовал Нуреттин Паша, II -ой Армией командовал Якуп Шевки Паша, а кавалерийским корпусом Фахреттин (Алтай).

В результате быстрых атак, в ночь с 26 на 27 августа у греческой армии было отбито значительное количество позиций. Под натиском наступления, принимавшего формы молниеносных атак, растерявшаяся греческая армия стала отступать. 27 августа 1922 года армия вступила в оккупированный врагом Афьон., Греческая армия вынуждена принять решение об отступлении на позиции в Думлупынаре, под воздействием атак турецкой армии. 29 августа вооруженные силы начали наступление на позиции в Думлупынаре. 30 августа 200.000 греческая армия была полностью окружена под Думлупынаром.

Сражение, получившее название «Битвы Командиров», было уничтожено большое количество противника. Кутахья была также освобождена армией. Но было необходимость отрезать пути отступления побежденного противника и непрерывно преследовать по направлению к Измиру. Главнокомандующий 1 сентября 1922 года отдал приказ руководимой им армии: «Войска! Первая ваша цель Средиземное море, вперед!»

Продвигавшиеся с максимальной скоростью турецкие войска, 1 сентября освободили Ушак, 2 сентября Эскишехир, 3 сентября Назилли, Симав, Салихли, Алашехир и Гордес, 7 сентября Айдын, 8 сентября Манису. Во время этого преследования были взяты в плен: командующий I-ой Греческой Армией генерал Трикопис, командующий II-ой Греческой Армией генерал Диенис и некоторые другие высшие офицеры греческой армии.

Наконец подразделения турецкой армии утром 9 сентября 1922 года достигли Измира. Этим утром над крепостью Кадифекале развевался турецкий флаг. Отныне Анатолия была освобождена от нападений и оккупации врагами, факт того, что «Турция принадлежит туркам» был еще раз подтвержден. Начатый с перемирием при Мондоросе и считавшийся завершенным подписанием Севрского договора, ужасающий и предательский план по выселению турецкой нации из Анатолии и стиранию её из анналов истории, был обречен на неудачу, успехами  нации мобилизированной и морально и материально всеми силами только для одной цели, которую так выразил Ататюрк: «Безусловно и безоговорочно построить новое независимое турецкое государство!»

Согласно подписанному 11 ноября 1922 года со странами союзницами перемирию при Муданье оружие было сложено; был положен конец столкновениям между турецкой и греческой армиями. Опять таки по этому соглашению, греки согласились с освобождением территорий восточной Тракии, включая Эдирне; Стамбул и проливы с некоторыми оговорками были переданы в управление Турции.

1 ноября 1922 года по решению Великого Национального Собрания Турции, султанат и халифат были отделены друг от друга, и султанат был отменен. После этого решения Собрания Вахдеттин покинул страну на одном английском военном корабле.

Теперь очередь пришла к переговорам о подписании мирного договора. Лозанская Мирная Конференция началась 20 ноября 1922 года. На длившихся месяцами, порой проходивших очень жестко переговорах, правительство Великого Национального Собрания Турции, как и на переговорах под Муданьей представлял Исмет (Инёню) Паша. Наконец 24 июля 1923 года договор был подписан. По этому договору независимость нового турецкого государства признается всем миром, очерчиваются национальные границы, в экономической сфере отменялись несправедливые привилегии некоторым национальным меньшинствам, оставшиеся со времен Османского государства.

<< 1 2 3 4 5 >>