Информация о Турции


Посольство России в Турции
Посольство Турции
Таможня в Турции
Валюта Турции
Необходимые телефоны
Климат в Турции
Транспорт в Турции
Прокат автомобиля в Турции
Правила вождения в Турции
Коды автом-номеров Турции
Погода в Турции
История Турции
Флаг и герб Турции
География Турции
Население Турции
Религия в Турции
Обычаи и нравы в Турции
Праздники Турции
Медицина в Турции
Виза в Турцию
Телефонные коды городов Турции
Флора и фауна Турции
Важно знать в Турции
Магазины и покупки

Кабинет судзуки

Кабинет Судзуки

7 апреля 1945 г. был сформирован кабинет адмирала Судзуки Кантаро, последний японский кабинет военного времени. В своем первом выступлении в качестве премьера 7 апреля 1945 г. Судзуки заявил о необходимости крепить «боевой дух народа» и «самоотверженно защищать родину». Этот призыв отражал мнение военных кругов, в частности военного министра Анами, что только отчаянное сопротивление может дать надежду избежать безоговорочной капитуляции и сохранить японский государственный строй. Последней сессией японского императорского парламента до капитуляции стала 87-я чрезвычайная, прошедшая 9-13 июня 1945 г. Одним из важнейших ее решений стало принятие законов о чрезвычайных мерах военного времени и о добровольной военной службе населения. Правительство получило полномочия призывать в армию любого подданного (мужчин в возрасте от 15 до 60 лет и женщин — от 17 до 40 лет). Сессия также утвердила закон о предоставлении правительству права без одобрения парламента осуществлять любые меры военного характера и издавать декреты, имеющие силу закона. Находясь в почти полной международной изоляции, Япония стремилась каким-либо образом вступить в переговоры относительно условий прекращения войны. Начало поисков компромиссного мира относится еще к 1942 г., когда хранитель императорской печати Кидо Коити в беседе с бывшим послом в Лондоне Ёсида Сигэру обсуждал вопрос о поездке Коноэ Фумимаро в Европу, чтобы «проложить дорогу к заключению мира». К Коноэ и Кидо примыкали бывшие премьер-министры Вакацуки, Хира-нума и Окада. По свидетельству Кидо, идею о скорейшем прекращении войны разделял и император Японии Хирохито. В русле попыток прекратить войну (по крайней мере на одном фронте) находилась и «новая политика» в отношении Китая, главным архитектором которой был министр иностранных дел Сигэмицу Мамору. По мере ухудшения военного положения Японии попытки прекратить войну становились все более настойчивыми. Зондирование велось по трем направлениям: во-первых, Япония стремилась заключить сепаратный мир с чанкайшист-ским Китаем; во-вторых, пыталась начать переговоры о мире непосредственно с США и Великобританией; в-третьих, старалась использовать Советский Союз в качестве посредника в таких переговорах или хотя бы удержать его от вступления в войну. Попытка достичь сепаратного мира с Китаем была сделана в марте 1945 г., когда в Японию был приглашен Мяо Бин — один из высокопоставленных чиновников марионеточного правительства Ван Цзинвэя, сохранивший тем не менее тесные связи со многими деятелями чунцинского правительства. Мяо Бин ознакомил премьер-министра Коисо Куниаки с примерными условиями, выполнение которых могло бы побудить Чан Кайши к заключению сепаратного мира с Японией. Они включали в себя вывод японских войск из Китая, признание правительства Чан Кайши и его переезд в Нанкин, проведение переговоров о статусе Маньчжурии и заключении мира между Японией и западными союзниками. Эти условия рассматривались на заседаниях японского Высшего совета по руководству войной и были признаны неприемлемыми. Осенью 1944 г. Япония пробовала установить связь с руководителями Великобритании и США при неофициальном посредничестве шведского посланника в Японии В.Багге. Эти попытки продолжались вплоть до мая 1945 г., когда из-за разногласий в японских правящих кругах по вопросу об условиях начала мирных переговоров министр иностранных дел Японии Того не смог отправить Багге, уже вернувшемуся в то время на родину, официального подтверждения просьбы японского правительства о посредничестве Швеции. В результате связь по этой линии прервалась. Не получили развития и контакты, которые японцы установили с А.Даллесом в Швейцарии и с сотрудниками американской миссии в Лиссабоне. В данном случае помешала неуступчивость японской стороны в вопросе о сохранении за Японией территорий, захваченных ею до начала войны. Идея каким-то образом разыграть «советскую карту» имела в японской дипломатии относительно долгую историю. Еще в сентябре 1943 г. Токио выступил с дипломатической инициативой о посредничестве между СССР и Германией в мирных переговорах. Японское предложение, по-видимому, преследовало несколько целей. Во-первых, японские правящие круги рассчитывали в случае достижения перемирия на советскогерманском фронте облегчить стратегическое положение своего основного союзника — гитлеровской Германии. Во-вторых, японское предложение содержало в себе элемент «дипломатической провокации»: согласие советского правительства вести подобные переговоры, даже если бы они окончились безрезультатно, означало бы нарушение им своих союзнических обязательств и могло привести к развалу антигитлеровской коалиции. Наконец, в обоих случаях Япония надеялась обезопасить себя от вступления СССР в Тихоокеанскую войну на стороне США и Великобритании, чего японские правящие круги стали к тому времени серьезно опасаться. Тогда СССР отверг японское предложение и немедленно поставил о нем в известность своих союзников. Тем не менее в сентябре 1944 г. японское правительство попыталось возобновить переговоры по данному вопросу. К тому времени военное положение как Японии, так и Германии драматически ухудшилось, поэтому в основе японской инициативы лежало стремление в случае успеха миссии найти для себя путь к заключению компромиссного мира с США и Великобританией при содействии СССР. Во главе миссии в Москву и Берлин предполагалось поставить Хирота Коки. Однако Москва снова ответила отказом. 5 апреля 1945 г. советское правительство объявило о денонсации советско-японского пакта о нейтралитете. Несмотря на это, японские правящие круги не оставили надежды добиться посредничества СССР в достижении мира между Японией, с одной стороны, и США и Великобританией — с другой. 20 апреля 1945 г. министр иностранных дел Того неофициально высказал советскому послу в Токио Я.А.Малику пожелание о встрече с Молотовым по его возвращении с учредительной конференции ООН в Сан-Франциско. После того как и эта попытка не дала результата, Того поручил Хирота вновь встретиться с Маликом и выяснить его позицию. Эти встречи состоялись в июне 1945 г., однако остались без каких-либо практических последствий. Поэтому в июле 1945 г. Того сделал попытку организовать поездку в Советский Союз официальной миссии. После консультаций было решено, что ее возглавит Коноэ Фумимаро. 13 июля 1945 г. японский посол в СССР Сато Наотакэ посетил заместителя народного комиссара иностранных дел СЛ.Лозовского и вручил ему письмо на имя Молотова, в котором сообщалось, что японский император изъявил желание командировать в СССР Коноэ в качестве своего официального представителя. Было передано также послание императора, в котором указывалось, что он хочет «скорее положить конец войне». 18 июля Лозовский передал послу официальный ответ: «Высказанные в послании императора Японии соображения имеют общую форму и не содержат каких-либо конкретных предложений. Советскому правительству представляется неясным также, в чем заключаются задачи миссии князя Коноэ... Ввиду вышеизложенного советское правительство не видит возможности дать какой-либо определенный ответ по поводу послания императора, а также по поводу миссии Коноэ». Когда 30 июля Сато вновь попытался выяснить советскую позицию относительно миссии Коноэ, Лозовский сообщил ему, что из-за отсутствия в Москве председателя совета народных комиссаров и наркома иностранных дел советское правительство не может дать окончательного ответа. Однако фактически ответ уже имелся. 26 июля 1945 г. была опубликована Потсдамская декларация США, Великобритании и Китая, требовавшая от Японии немедленной и безоговорочной капитуляции. Она была выработана без непосредственного участия СССР. Ее текст был направлен советской делегации одновременно с его передачей для объявления по радио. Вместе с тем в ней в целом были учтены советская позиция и советские интересы, что позволило СССР в дальнейшем солидаризироваться с ее духом и основными положениями. В Потсдамской декларации были подытожены прежние заявления и соглашения, касавшиеся совместной борьбы против Японии. В ней указывалось, что  «навсегда должны быть устранены власть и влияние тех, которые обманули и ввели в заблуждение народ Японии, заставив его идти по пути всемирных завоеваний»; что «японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем»; что «японское правительство должно устранить все препятствия к возрождению и укреплению демократических тенденций среди японского народа». «Мы призываем правительство Японии, — говорилось в ней в заключение, — провозгласить теперь же безоговорочную капитуляцию всех японских вооруженных сил... Иначе Японию ждет быстрый и полный разгром». Правительство Японии в течение двух дней не могло решить, как реагировать на декларацию. Колебания были связаны с тем, что под ней отсутствовала подпись Советского Союза. Министр иностранных дел Того предлагал не отвергать условия декларации и продолжить ее изучение, а самое главное — выяснить точку зрения СССР. Руководство же армии и флота требовало отклонить декларацию, поскольку они считали, что в то время, когда японские войска еще оккупируют огромные территории за пределами собственно Японии, говорить о капитуляции преждевременно.

 




<<Предыдущая Следующая>>

  Архив журналов

Фото и видео турции