Информация о Турции


Посольство России в Турции
Посольство Турции
Таможня в Турции
Валюта Турции
Необходимые телефоны
Климат в Турции
Транспорт в Турции
Прокат автомобиля в Турции
Правила вождения в Турции
Коды автом-номеров Турции
Погода в Турции
История Турции
Флаг и герб Турции
География Турции
Население Турции
Религия в Турции
Обычаи и нравы в Турции
Праздники Турции
Медицина в Турции
Виза в Турцию
Телефонные коды городов Турции
Флора и фауна Турции
Важно знать в Турции
Магазины и покупки

Черчиль и сталин о японии

Черчиль и Сталин о ЯпонииЧерчилль в беседе со Сталиным 30 ноября 1943 г. подчеркнул, что заявление о присоединении СССР к борьбе против Японии после разгрома Германии является историческим и открывает широкие перспективы в войне с Японией. Рузвельт, желая поскорее перевести предварительную договоренность на конкретную основу, 29 ноября послал Сталину записку с предложением условиться о предварительном планировании возможных операций против Японии, когда Германия будет выведена из войны». Более конкретные решения были приняты 11 февраля 1945 г. в ходе Крымской конференции, когда было подписано соглашение трех держав по вопросам Дальнего Востока. Советское правительство обязалось выступить против Японии примерно через 2-3 месяца после окончания войны в Европе на следующих условиях: 1. Сохранение status quo Внешней Монголии (Монгольской Народной Республики). 2. Восстановление принадлежащих России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно: а) возвращение Советскому Союзу южной части о-ва Сахалин и всех прилегающих к ней островов; б) интернационализация торгового порта Дайрена с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза в этом порту и восстановления аренды на Порт-Артур как на военно-морскую базу СССР; в) совместная эксплуатация Китайско-Восточной железной дороги и Южно-Маньчжурской железной дороги, дающей выход на Дайрен, на началах организации смешанного Советско-китайского общества с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза, при этом имеется в виду, что Китай сохраняет в Маньчжурии полный суверенитет. 3. Передача Советскому Союзу Курильских островов. Во время Потсдамской конференции советская делегация подтвердила, что СССР выполнит заключенное в Ялте соглашение. Началось согласование, в частности с китайской стороной, связанных с этим технических вопросов, обсуждались условия оккупации Японии. Еще раньше, в конце февраля — марте 1945 г. генеральный штаб вооруженных сил СССР утвердил планы по развертыванию войск на Дальнем Востоке. В мае 1945 г. началась стратегическая перегруппировка для нанесения удара по Японии, и к 9 августа советские силы насчитывали там более 1,7 млн. человек, около 30 тыс. орудий и минометов, 5,2 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, 5,1 тыс. самолетов. Они превосходили противостоявшие им японские силы в людях в 1,8 раза, в танках — в 4,8, в авиации — в 1,9 раза. 8 августа 1945 г. Молотов, приняв японского посла, сделал следующее заявление: «После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Япония оказалась единственной великой державой, которая все еще стоит за продолжение войны. Требование трех держав... о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил было отклонено Японией. Тем самым предложение японского правительства Советскому Союзу о посредничестве в войне на Дальнем Востоке теряет всякую почву». Сказав далее о присоединении СССР к Потсдамской декларации и о том, что такая политика «является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий», Молотов в заключение заявил, что «с 9 августа Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией». Союзники СССР официально приветствовали вступление Советского Союза в войну. Так, британское правительство в своем заявлении от 8 августа указывало:  «Война, объявленная сегодня Советским Союзом Японии, является доказательством солидарности, существующей между основными союзниками, и она должна сократить срок борьбы и создать условия, которые будут содействовать установлению всеобщего мира». Что касается японского правительства, то Для него вступление СССР в войну означало потерю последней надежды отсрочить свое поражение как военными, так и дипломатическими средствами. 10 августа 1945 г. Того сообщил Малику, что японское правительство «готово принять условия декларации от 26 июля сего года, к которой присоединилось и советское правительство». Одновременно аналогичные заявления были переданы через Швецию правительствам США, Великобритании и Китая. Вступление Советского Союза в войну против Японии является непростым эпизодом в истории советскояпонских (а «по наследству» и российско-японских) отношений. До сих пор в Японии можно услышать обвинения в адрес СССР в вероломстве, в нарушении обязательств, взятых на себя по советско-японскому пакту о нейтралитете, в то время как Япония со своей стороны эти обязательства выполняла. Подобные претензии имеют формальные основания. Советское правительство было вправе расторгнуть советскояпонский пакт о нейтралитете и сделало это в полном соответствии с буквой этого документа. Однако оно было обязано в течение года после этого придерживаться его условий, а война Японии была объявлена уже через пять месяцев. Вместе с тем не следует давать оценку действиям СССР без учета исторического контекста советскояпонских отношений в первой половине 40-х годов. В условиях, когда целью государственной политики было полное уничтожение противника, действовал принцип «победителей не судят». И Япония, и Советский Союз были готовы нарушить пакт о нейтралитете при благоприятных обстоятельствах. Япония так и не дождалась удобного момента, а СССР пошел на это исходя из сложившейся в 1945 г. международной обстановки. Утром 9 августа состоялось экстренное заседание Высшего совета по руководству войной. Открывая его, премьер-министр Судзуки заявил, что атомная бомбардировка и вступление в войну СССР привели его к заключению, что не осталось ничего другого, кроме как принять условия Потсдамской декларации и прекратить военные действия. В ходе обсуждения выявились два противоположных мнения. Одна группа (министр иностранных дел Того и военно-морской министр Ёнаи) предлагала принять Потсдамскую декларацию при условии, что это не изменит «законного статуса» императора. Другая группа (военный министр Анами и начальники генеральных штабов армии и флота Умэдзу и Тоёда) настаивали на том, чтобы принять Потсдамскую декларацию, только если союзные державы пообещают сохранить японскую монархию, предоставить Японии право разоружиться самостоятельно, позволить японцам самим наказать военных преступников, а также откажутся от продолжительной оккупации Японии и не введут свои войска в Токио. В тот же день состоялось чрезвычайное заседание кабинета министров. На нем вновь развернулись ожесточенные споры: выступили Того, Анами, Ёнаи, Тоёда и др. При голосовании за капитуляцию при условии сохранения монархии проголосовали девять человек, пять членов кабинета воздержались. Однако мирить точки зрения двух основных группировок не удалось, Судзуки обратился к Хирохито с просьбой созвать императорское совещание. Оно началось около полуночи 9 августа в дворцовом бомбоубежище. Вначале был зачитан полный текст Потсдамской декларации. Затем обе группировки изложили свои позиции, причем Анами призвал «вести войну до последней возможности, даже если вся нация погибнет». Поскольку голоса вновь разделились, заседание было прервано и возобновлено в 2 часа ночи 10 августа. После новых дебатов император присоединился к предложению Того, после чего Судзуки констатировал принятие решения о прекращении войны. Утром 10 августа правительство сообщило через нейтральные страны, что оно согласно принять условия Потсдамской декларации в случае, если союзники согласятся не ущемлять «прерогативы императора как суверенного правителя Японии». 11 августа 1945 г.

 




<<Предыдущая Следующая>>

  Архив журналов

Фото и видео турции